Мы бежали как угорелые – я по тротуару, а дождь по крышам. Казалось ливень, позавидовав стуку моих каблуков, делал все, чтобы заглушить этот ненавистный звук. Осенняя пора, сопровождавшаяся обильными выделениями, казалась мне донельзя суетной и ненадежной. И как, позвольте поинтересоваться, чувствовать себя в безопасности, когда весь город гудит, напоминая затопленный муравейник. На часах было 8 с хвостиком, и мой мозг пытался понять, в чем заключается прелесть погоды, которой так восхищаются заядлые романтики. Попробовали бы они <<поромантизировать>> в такую рань, опаздывая на прослушивание.

День не задался с самого начала, виною тому будильник, который отказался выполнять свои прямые обязанности, в самый неподходящий для капризов день, невкусный кофе или же человеческая трусость. Дело в том, что я до дрожи в коленках боялась публичных выступлений. Нелепое заявление для танцовщицы. В своих мечтах я жила на сцене, блистая талантом, на деле же не могла показать парочку незамысловатых па без смущения. Будучи интровертом, я скорее предпочитала танцевать за стенами родного дома, при этом понимая, что тем самым я загублю свой талант. Именно поэтому, нечасто, но я, все же, мучила себя различными конкурсами и прослушиваниями. Вердикт был не из приятных – слишком скована и неуверенна в себе.

Мысль о собственной никчемности, терзавшая меня на протяжении всего пути, заглушалась лишь болью причиненной неудобными туфлями. Я не знала, чего бы мне хотелось больше – успеть на поезд, который должен был домчать меня до пункта назначения, либо же не явится туда вовсе, скинув всю вину на будильник. Однако, решение было принято за меня. Я все же успела забежать в вагон отходящего поезда, который к тому же оказался полупустым.

Приятный бонус для незаладившегося изначально утра понедельника. Не глядя по сторонам, я заняла место возле окна, как поступала всегда, и уж было собралась вложить наушники в полагающееся для них место, как вдруг мое внимание переключилось на сидящего передо мной пожилого мужчину. Стыдно признаться, но я не могла оторвать от него глаз, настолько ухоженный и интеллигентный у него был вид. Пожилой господин, других эпитетов у меня просто не нашлось, выглядел, как должен выглядеть, в моем понимании, уже не молодой актер театра, либо бывший танцор, сохранивший великолепную осанку и чувство собственного достоинства.

Я еще никогда не встречала столь достойной и завидной старости, к которой хотелось прикоснуться руками, дабы убедится, что она реальна, как например, реальна моя молодость, которая, к моему собственному стыду, проигрывала склонным годам, сидящего напротив меня мужчины. Я заметно съежилась, еще глубже погрузившись в сидение так, что даже почувствовала боль в суставах.

Моя потрепанность и современная небрежность, присущая большинству молодых людей еще никогда меня так не смущала. Рваные джинсы, растянутая футболка – я жертва современной моды, которая превратила из нас клонированных оборванцев. И чем я только думала, выбирая сей наряд? Мужчина, по-видимому, не обратил на меня никакого внимания и погруженный в собственные мысли, продолжал смотреть на размытые узоры, мелькающие в окне. Может иностранец – промелькнуло у меня в голове.

<< Здравствуйте>>, -я произнесла это настолько громко и неожиданно для самой себя, что вздрогнула от собственного голоса. Стоит ли упоминать, что я урожденная скромняга, обладавшая кучей комплексов, редко позволяла себе такие вольности. Пауза, выдержанная моим соседом, показалась мне целой вечностью.

<<Здравствуйте>>,- наконец, отозвался голос.

Когда я вышла из оцепенения, то увидела ясный, разумный взгляд, направленный в мою сторону и вполне искреннюю улыбку. <<И что у тебя дальше по плану, мисс приветствие – невпопад?>>,- как бы задавался вопросом мой ошарашенный внутренний голос? Может спросить у него который час, или поинтересоваться, какая нынче политическая обстановка в нашей стране? Одно я помню, мне было жутко неуютно и я, кажется, в первый раз пожалела о том, что я не страус. Уж очень мне хотелось спрятаться.

<<Ужасная погода>>,- пробормотала я, считая эту фразу наилучшим вариантом.

Но мой новый знакомый, казалось бы, привыкший к заранее не спланированным беседам возразил, объясняя, что, мол, у природы нет плохой погоды, а потом плавно перевел разговор в другое русло.

<<Вы так пристально меня разглядывали. Я все ждал, когда же вы, наконец, со мной заговорите. Я и сам страсть как люблю поболтать и всегда с ни меньшим любопытством, разглядываю своих будущих собеседников. По правде говоря, я был немного расстроен, увидев вас. Я ни в коем случае не хочу вас обидеть . Поймите меня правильно, вагон сегодня почти пуст и людей моего возраста я не заметил, а вы, молодые люди, предпочитаете коротать досуг со своими телефонами, заглушая звуками музыки все вокруг. Стоит ли говорить, что я был рад уловить ваш интерес и готовность поболтать.

Осознав, что я не совершила чего-либо постыдного, я наконец, расслабилась и с чувством облегчения поудобнее уместилась на своем сидении.

<<Я ведь не из разговорчивых, на самом деле, и скорее предпочту избегнуть подобного рода беседы, абстрагировавшись от всего мира с помощью своих наушников, как вы правильно заметили, но на сей раз слово само выскочило у меня изо рта, и я даже не успела опомниться. Окончательно расхрабрившись, я даже, хочу сделать вам комплимент. Вы необычайно элегантны. Может быть, вы актер? Или писатель? В моем представлении они выглядят именно так>>.

Вот тут-то мой внутренний интроверт был окончательно поражен и отказывался как-либо комментировать происходящее.

Человек, сидящий напротив в очередной раз одарил меня своей улыбкой, как бы благодаря за откровенность и заговорил, изредка перебиваемый шумом колес.

<<Актер? Вы почти угадали. Долгие годы я проработал гардеробщиком в театре. Эта работа и привила мне чувство вкуса. Много лет я обслуживал самых разных людей и наблюдал со стороны именитых актеров со всего света, прибывших на гастроли в наш театр. Не зря же говорят – театр начинается с вешалки. Всю жизнь я мечтал быть артистом, так много и усердно репетировал, читал монолог Печорина и Гамлета, стоя перед зеркалом, запершись в своей комнате, тайно мечтая об овациях зрителей – моих зрителей! … но так и простоял за стойкой гардеробной всю свою жизнь. Не хватило смелости. Казалось, засмеют, не правильно поймут мое рвение. Я боялся открыться людям, а время шло. Так я и простоял в десяти шагах от своей мечты до самой старости, пока не пришло время уходить. Наверно вам интересно, куда же я направляюсь теперь в такую рань, да еще так разодевшись?

Рядом с моим театром, я до сих пор считаю его своим, уж простите мне эту слабость, была и по сей день существует булочная, где продают свежевыпеченный хлеб. После работы я каждый день приносил хлеб домой, он очень нравился моей жене. Жена, к сожалению, умерла пару лет назад, а привычка осталась. Несмотря ни на что, в любую погоду, при любом самочувствии я отправляюсь к своему театру на этой электричке, для того чтобы купить хлеб да и просто побродить по знакомым до боли местам. Знаете, ведь все мы хотим чувствовать себя нужными.

Мои дети и внуки возможно не особо нуждаются в этом хлебе, в хлебе, который по сути можно приобрести сегодня на каждом шагу и не обязательно ехать для этого за тридевять земель. Но они прощают мне эту маленькую слабость, не препятствуют старику, а дочка даже выглаживает мои вещи с вечера, зная, что завтра я отправлюсь в путь … а я фантазирую, будто совершаю маленький подвиг, покупая именно этот хлеб, и, конечно же, мои домочадцы подыгрывают мне, уверяя, что он не заменим. Быть может, они хотят, чтобы я лишний раз побывал рядом со своей мечтой, пускай даже несбыточной… >>

Мой новый друг замолчал, а я еще долго не могла забыть этих слов. Я думала о них по дороге к театру, да и во время прослушивания. Именно эти слова помогли мне выступить как никогда хорошо. Я боялась опоздать, боялась не успеть. И я, танцуя, покорила сцену и зрителей, позабыв все страхи, помня, что моя мечта может навеки остаться всего лишь мечтой. И лишь одна мысль не давала мне покоя – <<Только бы не закрылась та булочная! …>>

 

Диана Аветисян